Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Выманили интимные фото и выложили в школьный чат: история одной детской трагедии

Більше цікавих новин читайте на сайті - ОGLAVNOM.COM.UA

В Украине мало знают и еще меньше говорят о груминге – одной из самых опасных интернет-ловушек.

В маленьком поселке N на Херсонщине есть девочка, которая не ходит играть с друзьями. Когда закончится карантин, она не вернется за парту, оставаясь прикованной к урокам по домашнему компьютеру. Нет, ребенок не болен. Очень даже здоров и в свои 13 лет имеет все права на свободную, открытую жизнь. Но пока обречен на затворничество.

Девочка стала жертвой злой шутки одноклассниц и собственной беспечности. Точнее – непонимания опасности, которая таится под магией виртуального мира. Формально в этой истории поставили точку два милицейских протокола за буллинг. Реально — произошла драма, которую нельзя компенсировать штрафами.

 Одна среди пустой молвы

Отец давно ушел от семьи, мама разрывается между работой и тремя детьми. Среди ровесников Таня, назовем ее так, не хвасталась дорогими нарядами и не ходила в лидерах. В школе характеризовалась положительно. Учителя были повергнуты в шок, когда выяснилось, что в школьном чате выставлены на показ и неделю живо обсуждаются интимные фотографии этой с виду скромной девочки.

Мама тоже узнала обо всем одной из последних. Таня страдала и молчала, надеясь, что кошмар сам закончится. Кроме жгучего чувства стыда, она переживала крах своей первой «взрослости». Но подростки такой народ – трудно остановить, когда входят в раж.

— Узнав о беде, мама обратилась к ювенальному полицейскому в местной общине, — рассказывает руководитель пресс-службы полиции Херсонской области Виталий Байдаров. – В школе организовали собрание, на котором ситуацию обсудили и осудили вместе с детьми и взрослыми.

Тани на собрании не было. Она и так знала, о чем там говорят.

Чуть больше месяца назад в соцсети Таня нашла нового друга. Мальчик был ее ровесником, но вел себя не так, как другие. Говорил, какая она красивая, как ему нравится, как он хочет узнать такую чудесную девочку ближе. Это была ее маленькая волнующая тайна. И Таня сделала для виртуального поклонника несколько откровенных фото.

— Переписку со школьницей от имени мальчика вели две ее одноклассницы, — продолжает представитель полиции. – Они же выложили фотографии в чат, чтобы поиздеваться над сверстницей. Родители девочек признали, что их дочери занимались буллингом, полиция составила соответствующие протоколы.

Кто в округе не знал, что случилось с Таней, после этого собрания узнал. Вернуться в школу девочка уже не могла – с этим согласились и учителя, и сама пострадавшая сторона. Переводить в другую школу смысла нет — в поселке всего их две. А слава о «порнографии» уже по соседним селам ползет.

— Решили, что этот учебный год школьница окончит на дистанционном обучении, а на следующий будет поступать в лицей или колледж в другом районном центре, — резюмирует Виталий Байдаров.

На вопрос, работает ли с девочкой психолог, представитель полиции ответить не смог.

Школа расписалась в бессилии

Алексей Лазаренко. Фото: Соцсети.

— А это не функция полиции, — говорит вице-президент Всеукраинской фундации «Защита прав детей» Алексей Лазаренко. – При том, что все говорят о необходимости реабилитации жертв буллинга, для этого не созданы условия, нет специалистов. Психолога приходится искать самим родителям, но не все на это идут, ведь за сеансы приходится платить. Формально обязанности по примирению сторон возлагаются на школу, но там тоже нет подготовленных к медиации людей. И в этом случае, как видим, школа расписалась в своем бессилии.

В том, что 13-летняя девочка сделала для незнакомца свои откровенные фото, Алексей Лазаренко не видит ничего шокирующего.

— Если ребенку не хватает внимания, признания, он склонен подменять реальность виртуальным миром. Дескать, в жизни я такой себе «гадкий утенок», а там – роковая красавица, — продолжает эксперт. – Интернет, если никто не посвящал в его тонкости, кажется детям безопасным, а друзья, найденные в мессенджерах, вызывают иногда гораздо больше доверия, чем живое окружение.

По факту девочка стала жертвой не столько буллинга, сколько груминга. В Украине такое слово больше знают как парикмахерскую для собак, тогда как в западных странах это явление считают одной из самых коварных виртуальных ловушек.

 Дети молчат, взрослые не знают

Груминг – это формирование доверительных отношений с ребенком в мессенджерах с целью сексуальной эксплуатации или шантажа.

— Этот термин я впервые услышал в Эстонии в середине 2000-х годов, — говорит Алексей Лазаренко. — Суть сводилась к тому, что некто заводит дружбу с несовершеннолетней девочкой, может пересылать ей небольшие деньги «на косметику», а потом как бы невзначай просит сделать фото или видео: хочу увидеть, как ты ложишься спать, меняешь маечку…

На первый взгляд, ничего опасного. Но после получения откровенных снимков «друг» может требовать от своей жертвы деньги, угрожая обнародовать фото. Либо, если это педофил, вымогать реального секса.

В некотором роде Тане повезло, что таким вот «другом» оказались ровесницы. Если в данной ситуации вообще можно говорить о везении.

— В Украине о груминге мало знают и еще меньше говорят. А я не могу исключить, что в эту жестокую игру не втянуты наши подростки. Оказавшись в щекотливой ситуации, большинство детей молчат. Особенно, когда между ними и родителями нет полного понимания. И взрослые ничего им не рассказывают, потому что сами не знают, что может произойти с ребенком в сети, — резюмирует Алексей Лазаренко.

С точки зрения профилактики, как бы ни было жалко девочку, прецедент в поселке N и школьное собрание, на котором он обсуждался, имеют положительную сторону, считает эксперт. Хотя бы в масштабах одного района дети увидели, что опасно выкладывать личное и интимное в сеть.

 10 класс – это слишком поздно

О том, что детей нужно учить безопасному поведению в интернете, говорится много и много пишется. Существуют пособия для родителей и педагогов, но на практике они мало востребованы.

— Есть два школьных предмета – основы информатики и основы безопасности жизнедеятельности, где эта тема могла бы стать одной из основных, но так задача не стоит. О безопасном поведении в интернете говорят по программе в 10-м классе, но это слишком поздно, — отмечает Алексей Лазаренко. – Сегодня дети осваивают гаджеты в раннем возрасте.

Проблема упирается и в образованность взрослых. Многие родители вообще не придают значения соцсетям, а даже если придают, то дети прячутся от них под тайными аккаунтами.

— В школе большую роль играет авторитет учителя. Ученики только похихикают над нравоучениями педагога, который не знает, зачем нужен Инстаграм или что такое ТитТок, — резюмирует Алексей Лазаренко. – Думаю, пользу мог бы принести урок-игра, где учитель со своего гаджета под вымышленным именем входит в аккаунты учеников и дублирует поведение мошенника. Но такого в методичках нет.

Также могли бы быть продуктивны занятия по принципу «равный – равному», когда старшеклассники делятся опытом с младшими классами. Когда объясняешь правила безопасности другому, то лучше осваиваешь их сам.

 Из личного родительского опыта

Своим отцовским опытом с «КП» в Украине» поделился эксперт по информационной безопасности, основатель детективного агентства «Бюро Рысь» Руслан Болгов.

Руслан Болгов. Фото: Соцсети.

— Главная ошибка родителей в том, что они дают детям гаджеты, чтобы чем-то их занять и самим освободиться. На самом деле гаджет должен не разъединять, а объединять семью. У меня растут 10-летний сын и 12-летняя дочь. Во всех соцсетях, где они имеют аккаунты, нахожусь и я. Под своим именем, потому что если войти в друзья под вымышленным, как делают некоторые родители, обман рано или поздно вскроется, и это подорвет доверие. А без доверия и родительского авторитета контролировать поведение детей в интернете невозможно. До ребенка тоже нужно донести, что родители ему доверяют, но не доверяют окружающему миру.

Если вы не знаете, куда и к кому идет сын или дочь, значит, они туда не идут. Если ребенок не говорит, с кем общается в сети и где зарегистрирован, значит, он там больше не находится! Вплоть до изъятия гаджета. В таких вопросах иногда нужно быть категоричным, иначе может произойти беда. Я в любой момент могу попросить у сына или дочку показать переписку в сети и не получу отказа. Другое дело, что этим не злоупотребляю, а если смотрю, то вместе с ребенком.

Безопасность в соцсети, делает акцент эксперт, немногим отличается от безопасности в быту или на улице. В разговоре с детьми между этими понятиями нужно ставить знак равенства:

  1. Мы не пускаем в дом чужих = не пускаем в виртуальные друзья незнакомых.
  2. Не разговариваем с чужими = не переписываемся с незнакомыми.
  3. Не показываем посторонним документы, не говорим пароли и коды = ничего персонального и личного не выкладываем в соцсеть.

— Однажды я попробовал войти в Телеграм дочери под чужим именем и завязать знакомство. Она отшила меня в два счета! Потом мы вместе над этим посмеялись.

Также Руслан отмечает, что желательно дозировать время пребывания ребенка в сети.

— У нас это 2 – 3 часа в день. Детям и самим уже неинтересно проводить с гаджетом больше. Остальное время мы живем, общаемся в реале, а в выходные иногда специально оставляем свои девайсы дома, когда всей семьей выходим на прогулку.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Джерело

Більше цікавих новин читайте на сайті - ОGLAVNOM.COM.UA



Будьте первым, кто оставит комментарий!

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *